8 (343) 359-29-97 Офис: ул. Народной воли 25 Оставить заявку

Хроническая усталость — лечение травами

К возникновению этого синдрома приводит постоянная неубывающая нагрузка на компенсаторно-приспособительные механизмы нашего организма.

Приспособительные механизмы принято называть адаптацией. Если вдуматься, то значение адаптации для любого животного, для человека и для общества в целом – крайне важная вещь.
Человек всю свою жизнь от рождения и смерти только и делает, что приспосабливается. К жаре или холоду, к бактериям и вирусам, к пище, к соседу, к социальным и государственным законам.
Если человек приспосабливается хорошо, то он здоров. Если плохо – заболевает.
С позиций адаптации синдром хронической усталости оценивается как состояние, предшествующее любому заболеванию. Организм, находящийся в таком состоянии, как бы балансирует на одной ножке на краю пропасти. Одно неверное движение, одно маленькое дуновение ветерка в сторону пропасти – пиши, пропало.
Становится понятным, что именно в таком положении организму, как никогда, нужна помощь.
Нужно отметить, что лечение, проводимое в эту пору, можно смело расценивать, как этиотропное, то есть, влияющее на первопричину болезни.
Восточные медики, прославившие свою науку в веках, не зря обращали внимание именно на этот момент в возникновении заболевании, отмечая, что болезнь, «пока она не перешла вглубь», можно излечить навсегда.
Именно поэтому они так ценили и ценят до сих пор растения – адаптогены (например, женьшень).
Но прежде, чем говорить о растениях и их применении, я считаю, нужно ненадолго остановиться на парочке важных теоретических вопросов.

Во-первых, хотелось бы знать, какими механизмами оперирует организм, приспосабливаясь к окружающей среде.
Аюрведа (а следом за ней практически все восточные медицинские доктрины) говорит, что таких механизмов три. В Аюрведе их называют дошами. Есть невесомая и очень быстрая доша ветер. Есть жидкая текучая и горячая доша желчь. И есть густая медленная и холодная доша слизь.
В человеческом организме все три доши от рождения находятся в своеобразном сочетании. Одной чуть побольше, другой поменьше. Когда то состояние дош, что дано человеку от рождения, находится в равновесии, то человек здоров и работоспособен. Если же что-то нарушает соотношение дош, то возникает заболевание.
Что может вызвать такое нарушение, я думаю, все уже догадываются. Конечно, это те самые холод, жар, ветер, дождь, бактерии, пища, труд, неправильная половая жизнь и так далее.
Доктрина полагает, что каждый из перечисленных факторов также обладает свойством той или иной доши (или их совокупности).
Поэтому в зависимости от того,  какой фактор влияет на человека, возникает болезнь, связанная с избытком или недостатком той или иной доши.
Вот простой пример. Когда я был студентом, наша команда горных туристов очень любила уходить в горы в мае. Как раз попадало много праздников, и не надо было отрабатывать пропущенные занятия.
Но что такое май в горах? Это межсезонье, когда все нормальные туристы сидят дома. В мае в горах дуют сильные ветры и светит ярчайшее солнце. Лавинная опасность.
Буквально на третий – четвертый день пути многие из нас имели страшнейший губной герпес. В народе его называют простудой на губах, такие маленькие пузырьки, очень болезненные после того, как лопнут.
Давайте попробуем разобраться в феномене с позиций Аюрведы и адаптологии.
Организм, проживающий в «слизистых» условиях Питера (высокая влажность и холод), на «слизистой» студенческой пайке (в основном, макароны), естественным образом адаптированный к такому «слизистому» существованию, попадает в условия, полные «ветра» (в феноменологическом понимании этого термина).
Все доши в организме – как жидкости в сообщающихся сосудах: если одной прибывает, двух других должно убыть.
онятно, что горный «ветер» очень быстро «выдул» нашу питерскую «слизь». Что послужило поводом к возникновению болезни от избытка «ветра».
Вот так, погрязнув в абстракциях, но, тем не менее, очень верно по сути Аюрведа объясняет возникновение болезней.

А что же современная адаптология? Что она думает на сей счет?

Основоположником современной научной адаптологии считают Ганса Селье, канадца австрийского происхождения, который в начале XX века ввел в науку само понятие адаптации, проследил фазы адаптационного процесса, уделил большое внимание эндокринному звену адаптации (в частности на модели инфаркта миокарда).
Большой вклад внесли наши российские ученые, работавшие, кстати, с растениями – адаптогенами, И.И. Брехман и Н.В. Лазарев.
Современная адаптология выделяет четыре механизма адаптации:

  1. Иммунный
  2. Эндокринный
  3. Нервно-рефлекторный
  4. Психический

Если проводить параллели между древними знаниями и современными представлениями, то иммунные механизм логически соответствует доше слизь, эндокринный – доше желчь, а нервно-психический – «ветру».
Безусловно, в таком виде аналогия выглядит несколько приблизительно. Но не будем пока усложнять.
Давайте вернемся к моему примеру с ветром и герпесом в горах. Помните, мы пришли к выводу, что избыток доши ветер привел к вытеснению (уменьшению меньше привычного уровня) доши слизь.
Переводя на язык современной адаптологии можно сказать, что появление герпепетических высыпаний связано со снижением местного кожного иммунитета (слизь). А поводом тому послужили сильный сухой ветер и солнце, высушившие кожу (лишившие ее «слизи»), а также мощные физические нагрузки, лишающие «слизи» тело в целом, и сильный «нервный ветер», выдувающий остатки «слизи» из мозгов.
Я могу привести много таких практических примеров. Однако объем статьи не позволяет этого, да и нужды, я думаю, уже нет. И так все понятно.
Пример, который я привел – это пример экстремального воздействия повреждающих факторов.
Начиналась же статья с синдрома хронической усталости, то есть состояния срыва адаптации, возникающего медленно, исподволь.
Разницы в конечном результате нет. Человек заболеет и в такой ситуации, если ему вовремя не помочь.

Однако есть различие в динамике, в скорости наступлении срыва адаптации. В принципе, в такой ситуации у организма есть больше шансов приспособиться. Но, как показывает практика работы и службы в экстремальных климатических условиях, есть определенные границы приспособляемости, через которые человек перешагнуть не может. Не зря на Крайнем Севере офицерам считали один календарный месяц службы за два.
Как мы уже говорили выше, не только климатические факторы могут снижать приспособляемость.
В больших городах, например, существенную роль играют экологические и нервно-психические повреждающие факторы.
Вопроса неправильного питания я даже касаться не буду, так как можно увязнуть по самую макушку. Скажу только что каждый тип продуктов, каждый вкус, температура пищи – это все влияет на соотношение дош внутри организма.
Заканчивая теоретическую часть, считаю нужным упомянуть дисадаптационный синдром, или синдром усталости, как Вам угодно, у людей, выздоравливающих после болезни. Медики называют таких пациентов реконвалесцентами, соответственно состояние выхода из болезни называется реконвалесценцией, или соматогенным астеническим синдромом.
Суть этого состояния — хроническая усталость.
Соответственно, лечение всех этих синдромов и состояний стоится по единому плану.

А план весьма прост:

  1. поднять иммунитет
  2. оживить работу эндокринных органов
  3. привести в порядок рефлексы
  4. успокоить раздраженную или, наоборот, разбудить спящую психику

 Любой читатель, немного сведущий в устройстве человеческого организма, увидев подобный план, скажет: так ведь это нужно воздействовать практически на все органы и системы! И окажется прав.

Действительно, многогранность, если не сказать универсальность лекарственного действия – первый главный принцип выбора растений для лечения синдрома хронической усталости.

Я сказал «первый принцип», значит, есть и второй. А второй принцип звучит так: применяй минимальные по силе воздействия.

Помните, я говорил, что организм в состоянии хронической усталости шатко балансирует на краю пропасти, и достаточно минимальных усилий как для того, чтобы столкнуть его вниз, так и для того, чтобы оттащить от опасного края.

Два принципа сформулированы.

Мало того, есть и третий. Применять лечение так долго, сколько нужно для полного выздоровления.

Курсы восстановления нарушенной адаптации, применяемые в народной практике, могут продолжаться месяцами.

Возникает логичный вопрос, что такого можно больному человеку дать, чтобы оно а) действовало на все органы и системы; б) это действие было бы очень мягким; в) не обладало сколько-нибудь значимыми побочными эффектами, способными проявиться в ходе многомесячного приема.

Что же это за чудо такое, есть ли оно вообще в Природе?

Конечно, есть!

Европейская медицинская традиция гордится своими бальзамами. Достаточно вспомнить ставшие для нас привычные свойства бальзамов: малая вредность при приеме длительно, огромное количество ингредиентов, позволяющее минимализировать действие веществ каждого отдельного растения, и, наконец, высокая эффективность бальзамов в профилактических ситуациях и легких случаях болезней в сочетании с почти нулевой эффективностью в случаях тяжелой патологии.

Составление бальзамов (я говорю о настоящих бальзамах, а не о доморощенных спиртовых поделочках, созданных по принципу «вали все в кучу, хуже не станет!»), так вот, составление бальзамов – большое искусство. Поэтому рецепты бальзамов передаются по наследству, как семейная драгоценность и, как правило, оглашению не подлежат.

Поэтому для практической пользы рекомендую пользоваться готовыми рецептами типа бальзама Караваева, Биттнера и тому подобными.

Среди трав, традиционно попадающих во все бальзамы и обладающих восстанавливающим действием, я должен упомянуть вахту трехлистную, ятрышники, солодку, зверобой, горечавка.

Конечно, такие растения можно пить по отдельности.

Примером такого применения служит традиционный нанайский рецепт, который, я думаю, характерен для всех народов Севера.

Они отпаивают своих тяжелых больных (в фазе восстановления) настоями оленьего моха. Который по-другому называется ягель. Научное название – Цетрария исладская. Это растение относится к семейству лишайников.

2-3 чайные ложки измельченного слоевища настаивают в холодной воде в течение 2 часов. Получается такой горьковатый кисель. Больному дают пить по целому стакану два-три раза в день до еды.

Цетрария отлично налаживает работу кишечника (очень важно у послеоперационных больных), восстанавливает его микрофлору, стимулирует функцию щитовидной железы, убивает патогенную флору в дыхательных путях (в том числе и туберкулезную палочку). Слоевище цетрарии на 80% состоит из легкоусваеваемых высокоэнергетичных углеводов, отличных от сахара.

Лично мне, как человеку, почти двадцать лет прожившему на Дальнем востоке, нравится использовать растения, получившие из-за своих уникальных свойств название адаптогенов.

А свойства действительно уникальные. Представьте себе, что одно единственное растение обладает свойствами целого многокомпонентного бальзама!

Выше я уже упоминал женьшень. Все знают об этом легендарном и очень редком растении. И любой скажет, а где ж его возьмешь, настоящий-то женьшень!

Действительно, это проблема. Но в природе существует немало растений, не уступающих женьшеню в эффективности. В своих статьях я уже неоднократно писал о них. Не сочту за большой труд напомнить снова: элеутерококк колючий, аралия манчжурская, родиола розовая, заманиха высокая, лимонник китайский.

Это растения фармакопейные, то есть лекарственное сырье можно купить в аптеке. Обычно это корень.

Из корня готовят водочную настойку из расчета 1 часть корня на 10 частей водки. Настаивают в темном месте 10-14 дней, встряхивая емкость 1 раз в 2-3 дня.

Принимают по 1 капле на 2 кг массы тела трижды в день до еды. Последний прием не позднее 2 часов до сна.

Данные средства противопоказаны в период разгара инфекционных заболеваний, а также у лиц с психозами.

Кроме фармакопейных растений нам известны другие «чемпионы», с которыми в основном, и работают народные травники. Примеры: красный корень (копеечник чайный), мужик-корень (молочай Фишера), красная щетка (сочетанное понятие, объединяющее два вида родиолы – холодную и четырехчастную), ферула джунгарская.

Конечно же, нельзя обойти вниманием маралий корень, или левзею сафроловидную, известную еще как большеголовник. Это средство являет одним из самых почитаемых в китайской медицине, используется также часто, как женьшень, аконит Фишера. В справочниках китайской медицины фигурирует как Рапонтикум (это латинское название растения).

В большинстве своем способ приготовления всех перечисленных растений совпадает с уже приведенным выше. Конечно, есть нюансы, касающиеся некоторых растений. Например, молочай Фишера (Палласа) готовят в виде 5% настойки, так как растение весьма ядовито.

В заключение хочу отметить, что механизмы адаптации – это огонь в топке паровоза под названием «человеческий организм». Чтобы огонь горел, нужны дрова. Не забывайте хорошо кушать, когда выздоравливаете!

Приглашаем Вас справиться с синдромомом хронической усталости за городом, в рамках оздоровительной пятидневной программы  Антистресс  Вас ждет правильное сбалансированное  питание, учитывающее потребности нервной системы. Специальные занятия позволяющие избавиться от мышечных и органных спазмов, возникших в результате перенесенных стрессов. Краниосакральная терапия особенно волезная при стрессах, бессонице, головных болях. Занятия йогой, травяные чаи, русская баня. Все это в комплексе позволит Вам глубоко расслабиться, снять нервное перенапряжение и восстановить силы.